« Назад

Как уроженец Беларуси вернул Ленинграду Невский проспект 12.02.2018 14:30

13 января – знаковая дата в истории русской топонимики. Она вполне достойна того, чтобы отмечаться на государственном или как минимум региональном уровне как день начала возвращения к себе самим. Именно 13 января 1944 года впервые за всю историю советского государства были возвращены исторические названия двадцати главным улицам Ленинграда, в том числе таким, как Невский проспект, Садовая, Дворцовая площадь, Марсово Поле. 

Долгое время документы, проливающие свет на подготовку этого решения, были засекречены. Только в 2008 г. Центральный государственный архив историко-политических документов Санкт-Петербурга (ЦГАИПД) обнародовал секретную докладную записку от 8 октября 1943 года главного архитектора блокадного города Николая Варфоломеевича Баранова на имя секретаря Ленинградского горкома ВКП(б) А.А.Кузнецова и председателя исполкома Ленгорсовета П.С.Попкова. В этой записке было сказано: 

«История 240-летнего развития Ленинграда и его прекрасный архитектурный облик, ярко отражают многочисленные волнующие страницы истории России. 

Это нашло своё яркое отражение и в наименовании улиц, проспектов, площадей и набережных, т.к. эти наименования весьма характерны для Ленинграда и присущи только нашему городу. 

Население не только Ленинграда, но и всей страны, усвоило эти наименования, связало с ними определённое представление об отдельных частях города. 

Между тем, многие новые наименования улиц, проспектов, площадей и набережных оказались неудачными, неубедительно связанными с красочной историей города, трудными в произношении и тем самым не нашедшими себе признание населения города. 

Непопулярность новых наименований затрудняет ориентацию пешеходов и внутригородского транспорта».

Николай Варфоломеевич Баранов родился 14 ноября 1909 г. на станции Старосельце в Гродненской губернии (ныне в черте польского города Белосток). Вся творческая судьба Николая Баранова была связана с Ленинградом, главным архитектором которого он был в 1938-50 гг. В годы блокады Н.В.Баранов руководил маскировкой всех значимых архитектурных объектов северной столицы. В послевоенном Ленинграде по его проектам был возведен стадион имени Ленина, реконструирован Финляндский вокзал, построен спортивно-концертный комплекс имени Ленина на проспекте Ю.Гагарина. В 1956-61 гг. Н.В.Баранов был вице-президентом Академии архитектуры и строительства СССР, в 1972 г. удостоен звания Народного архитектора СССР. Скончался 20 апреля 1989 г. в Москве. 

Что именно подвигло высокопоставленного архитектора выйти на «отцов города» с подобным предложением? В первую очередь, конечно, — патриотическое чувство, искренняя боль за историю Петербурга-Петрограда-Ленинграда, у которого в 1918 году одним махом были отняты такие наименования, как Невский проспект, Адмиралтейская набережная, Марсово Поле, Дворцовая площадь и десятки других. Конечно, на бытовом уровне никто не называл Невский проспектом 25 Октября, а Дворцовую – площадью Урицкого. Но ведь официально, в бумагах и документах, они назывались именно так!.. Мириться с этим талантливый архитектор, знавший и любивший петербургское наследие, никак не мог. А кроме того, в августе 1943 г. Николай Баранов стал не только архитектурным, но и общегородским чиновником – его назначили заместителем председателя горисполкома, в переводе на современный язык – замом мэра. В этом качестве он вполне мог рассчитывать на то, что его проект будет как минимум рассмотрен, а не сразу положен под сукно, как это произошло бы с заявлением менее важного просителя. 

Момент, которым воспользовался Баранов, был рассчитан очень точно. Именно в 1943 году, в разгар Великой Отечественной войны, советское руководство начало апеллировать к прошлому России. В армии и других ведомствах были введены погоны, вернулось слово «офицер», были учреждены и начали вручаться ордена, названные в честь великих полководцев прошлого, возвращались прежние названия боевым кораблям (линкору «Марат» — «Петропавловск», линкору «Парижская коммуна» — «Севастополь»). Состоялась встреча Сталина с высшими иерархами Русской Православной Церкви. На этом фоне было понятно, что предложение по возвращению исконных названий ленинградским улицам вполне может «проскочить», хотя бы в качестве подарка проявившим неслыханное мужество жителям блокадного города. 

Можно предположить, что смелое предложение Николая Баранова вызвало в партийном руководстве Ленинграда сильную душевную смуту. Ведь замахнуться предлагалось не на что-нибудь, а на имена основоположников большевистской идеологии. В итоге предполагавшееся 1 декабря 1943 года переименование не состоялось, а из предложенного Н.В.Барановым списка из 22 улиц, площадей и набережных несколько было исключено. Исключили следующие названия: проспект Римского-Корсакова (предполагалось вернуть прежнее название Екатерингофский проспект), бульвар Профсоюзов (Конногвардейский бульвар), улица Салтыкова-Щедрина (Кирочная), площадь Шевченко (Румянцевский сквер), проспект Ленина (Петровский проспект), Свердловская набережная (Полюстровская набережная), Социалистическая улица (Ивановская улица). Улицу Бродского Н.В.Баранов предлагал назвать улицей Искусств (до революции и с 1991 г. она называется Михайловской). Противником этих переименований выступил А.А.Кузнецов. Заметим, что старые названия впоследствии были возвращены Конногвардейскому бульвару (1991), Кирочной (1998) и Румянцевскому скверу (2001), прочие объекты сохраняют старые названия. 

Интересно, что между партийными боссами города возникли разногласия по поводу того, что именно нужно переименовывать, а что – нет. Так, П.С.Попков предлагал сохранить площадь Урицкого, но А.А.Кузнецов настоял на то, чтобы снова сделать ее Дворцовой, приведя такой аргумент: «Ведь дворец остался, не выкинешь». 

Направленный горкомом на согласование Сталину проект был сильно «почищен», мотивировку переименований свели в нем лишь к тесной связи старых названий «с историей и характерными особенностями города» и тому, что они «прочно вошли в обиход населения города». 

Когда именно Сталин одобрил проект, неизвестно. Но, видимо, это произошло в декабре 1943 года, так как 5 января 1944 года Ленинградский горком ВКП(б) принял закрытое решение об одобрении перечня восстанавливаемых наименований улиц. На этом заседании А.А.Кузнецов заявил о том, что ЦК это решение «санкционировал принципиально». А выступивший на заседании А.А.Жданов высказался так: 

«Советская улица, улица К.Маркса есть в каждом городе, в любом районном центре вы найдете две-три, обязательно будет Советский проспект, затем Ленина, проспект Сталина и прочее. Значит, в этом отношении специфика Ленинграда стерта… Площадь Памяти Жертв Революции – неудачное название, неясно, кто похоронен, жертвы от революции или жертвы самой революции. Советский проспект – неудачное название, как будто бы остальные проспекты антисоветские или несоветские». 

В итоге горком принял резолюцию: «Поручить исполкому Ленгорсовета депутатов трудящихся оформить это постановление в советском порядке». И 13 января 1944 года Ленгорисполком издал указ о переименовании 20 улиц, площадей и набережных города, а именно: 

Проспект 25 Октября – Невский проспект, 

Улица 3 Июля – Садовая улица, 

Проспект Красных Командиров – Измайловский проспект, 

Площадь Красных Командиров – Измайловская площадь, 

Площадь Жертв Революции – Марсово Поле, 

Площадь имени Воровского – Исаакиевская площадь, 

Площадь имени Плеханова – Казанская площадь, 

Проспект имени Володарского – Литейный проспект, 

Проспект имени Нахимсона – Владимирский проспект, 

Проспект Карла Либкнехта – Большой проспект Петроградской стороны 

Улица Розы Люксембург – Введенская улица, 

Набережная имени Рошаля – Адмиралтейская набережная, 

Проспект имени Рошаля – Адмиралтейский проспект, 

Улица имени Слуцкого – Таврическая улица, 

Советский проспект – Суворовский проспект, 

Проспект Пролетарской Победы – Большой проспект, 

Проспект Мусоргского – Средний проспект, 

Проспект Железнякова – Малый проспект, 

Площадь Урицкого – Дворцовая площадь, 

Набережная 9 Января – Дворцовая набережная. 

Даже при беглом изучении списка можно сделать вывод, что для 1944 года такое переименование иначе как очень смелым назвать нельзя. Ведь с карты Ленинграда исчезали такие сакральные для большевиков имена, как Плеханов, Володарский, Урицкий, Железняков, Воровский, Либкнехт, Люксембург, такие значимые для советской власти даты, как 9 января (так называемое «кровавое воскресенье» 9 января 1905 г.), 25 октября (Октябрьский переворот 1917 г.). Да и такие словосочетания, как «Пролетарская победа» или «Красные командиры», в принципе, совершенно спокойно могли задержаться на карте хоть до 1991 г., хоть до сегодняшнего дня. Весьма дерзким выглядит также переименование Советского проспекта. Хотя А.А.Жданов и привел для этого убедительный аргумент (что, на фоне этого проспекта все прочие – антисоветские?..), но достаточно сегодня взглянуть на карту любого города, и Советский проспект/улица там 100-процентно найдется… 

Старые названия, возвращавшиеся на карту в 1944 году, также выглядели на вкус тогдашнего ленинградца более чем смелыми. В честь оплота царизма, Зимнего дворца, получали название и площадь, и набережная. А целых четыре (!) объекта вообще стали именоваться с явной религиозной подоплекой! Ведь Исаакиевская и Казанская площади, Владимирский проспект и Введенская улицы назывались так в честь соответствующих православных храмов. Причем Введенский был снесен в 1932 году. Впрочем, Введенской улице не повезло – в 1952 году она была вновь переименована в улицу Олега Кошевого и вторично возродилась к жизни в 1991-м. 

Но, пожалуй, самым интересным стало переименование, которое поначалу «не прошло» и не попало в список, утвержденный Сталиным. Это исчезновение с карты Ленинграда проспекта имени… Ленина. Звучит как оксюморон, а ведь это правда: в 1944 году в колыбели пролетарской революции, носящей имя Ленина, перестал существовать проспект его имени!.. Как же такое вообще стало возможно? 

За это тоже нужно сказать спасибо Николаю Варфоломеевичу Баранову. Прекрасно понимая, насколько рискованно выглядит его предложение, он мотивировал его тем, что имя вождя носит недостойная его улица: «Вношу предложение аннулировать название проспект Ленина, присвоенное неблагоустроенной, окраинной дороге, ведущей к больнице Мечникова». А.А.Кузнецов и П.С.Попков решили подстраховаться и даже с такой мотивировкой на Ленина замахиваться не стали: это предложение в списке, посланном Сталину, не фигурировало. Но потом все же вернулись к этой идее. И на совещании 5 января 1944 г. Жданов вполне принял аргументацию Баранова: проспект убогий, и носить имя Ленина недостоин. В устах Жданова это прозвучало так: 

«Есть у нас проспект имени Ленина, очень плохая улица, для проспекта Ленина не годится, одна из худших улиц названа проспектом Ленина. Надо снять название проспекта Ленина. Придумать другое название». 

Так 13 января 1944 г. проспект имени Ленина в Ленинграде был переименован. Правда, ему не вернули историческое название (проспект Петра Великого), а дали новое – Пискарёвский проспект, в честь находящегося рядом кладбища, где похоронены миллионы жертв блокады. Таким образом, на карте Ленинграда не стало проспекта Ленина. Нет его и сейчас: с 1977 г. есть Ленинский проспект, так к 60-летию октябрьских событий 1917 г. назвали проложенный в 1962-м проспект Героев (символично – в честь Ленина переименовали проспект, названный в честь героев блокады!) 

Интересно, что в опубликованном в газетах постановлении о переименовании улиц в Ленинграде об исчезновении проспекта Ленина не было ни слова. Исчез он словно «сам собой», явочным порядком. 

Не успели ленинградцы порадоваться возвращению исконных названий старинным улицам и площадям, как 23 января 1944-го вернулись к жизни еще два старых славных имени. На этот раз городов. Красногвардейск снова стал Гатчиной, а Слуцк – Павловском… А 27 января Ленинград 324 артиллерийскими залпами салютовал тем, кто прорвал блокаду. 

Конечно, такая история была возможна только в тот конкретный год и при тех конкретных людях. Если бы не инициатива Н.В.Баранова, кто знает, может Невский так и оставался бы проспектом 25 Октября аж до падения СССР? Ведь в последующие годы любые предложения по возвращению улицам исторических наименований принимались в штыки, расцениваясь как идеологическая диверсия. 

Но факт есть факт, в январе 1944-го во втором по величине городе СССР убрали с карты 20 сугубо советских названий и заменили русскими. К чему, спрашивается, это вспоминать?.. Да есть к чему. Поводов более чем достаточно. 

Любопытно сопоставить процедуру переименования тогда и сейчас. Январь 1944 года – это самый конец блокады. Ее кольцо уже прорвано, но она еще не снята окончательно. В огромном городе – тысячи важных проблем. Каждая копейка на счету. И есть куда ее направить. Но руководство Ленинграда находит средства для переименования улиц и площадей. И это – лучший аргумент против тех, кто рассуждает о том, что каждое переименование стоит огромных денег. Если уж тогда, в 1944-м, нашлись, то сейчас что?.. Тоже идет война народная, священная война?.. 

Интересно также то, что в сталинском Советском Союзе совершенно спокойно, без всякой истерики упраздняются наименования в честь, казалось бы, святых для любого коммуниста имен. Ярчайший пример – убрали проспект имени Ленина. И что, это вызвало в тогдашнем Ленинграде, где жили сотни тысяч коммунистов (и не чета нынешним, а коммунистов закалки 1910-40-х гг.), массовое народное возмущение? Кто-то негодовал по поводу того, что не сможет больше «пройтись по Плеханова, свернуть на Нахимсона»?.. Нет. Таких демонстраций история Ленинграда не зафиксировала. А значит, «народное негодование», которое непременно обещают нам по поводу переименования улиц, названных в честь коммунистов, — надуманно. Большинство людей и в 1944-м не помнило, кто такие Нахимсон и Рошаль. Тем более не помнят они этого сегодня. Да и вообще в современном мире переименования даже весьма знаковых городских объектов проходят весьма спокойно. Вот в 2014 г. в Могилёве была переименована центральная городская площадь – Советская, носившая это название с 1919 года. Переименовали ее в площадь Славы. И прошло это переименование тихо и гладко. Вчера называлась так, а завтра – этак. 

Поэтому пример 13 января 1944 года – весьма поучителен. Он доказывает, что в деле возвращения исторической памяти главные факторы – это инициатива и настойчивость в достижении целей. И тогда все получается даже в самых, казалось бы, фантастических условиях. 

Вячеслав Бондаренко, vk.com


Комментарии


Комментариев пока нет

Добавить комментарий *Имя:


*E-mail:


*Комментарий:




Главная  »  История и современность  » Как уроженец Беларуси вернул Ленинграду Невский проспект

История и современность